Мифология древних народов

Мифология викингов


- Живет он уже целую вечность, - отвечал Высокий, - и властвует надо всем на свете, большим и малым.
- Он создал небо, землю и воздух, - добавил Равновысокий.
- Всего же важнее, - заговорил Третий, - что создал он человека и дал ему жизнь. И дал ему душу, которая будет жить вечно. И все праведные люди после своей смерти будут жить с ним в "Обители блаженства", что зовется Гимле, а все дурные люди попадут в подземное царство мертвых Хель. Это внизу, в девятом мире.
- Что же делал он до того, как создал небо и землю?
- Он жил тогда с инеистыми великанами, могучими духами мороза и инея.
- Что было сначала, прежде всего другого?
- Задолго до того, как создана была земля, существовал уже Нифльхель, царство мрака и холода. В середине его находился источник Кипящий Котел. На юге же лежал Муспелльсхейм - царство света и жара, окруженное пламенем, никому не доступно; черный великан Сурт, вооруженный огненным мечом, защищает вход в него. В день гибели мира станет он во главе злобных духов и пойдет войной но асов, победит их и мечом своим подожжет мир. И в "Прорицаниях вёльвы" так сказано об этом:
Сурт едет с юга
с губящим ветви, солнце, блестит
на мечах богов;
рушатся горы,
мрут великанши,
в Хелъ идут люди,
расколото небо.

Нильфхель отделялся от Муспелльсхейма страшною Мировою бездною Гиннунгаган; в бездну устремилось из источника Хвергельмир двенадцать шумных потоков, и по мере того как потоки эти удалялись от своего источника, они остывали, и ядовитая вода их постепенно превращалась в лед, а яд выступил наружу росою и превратился в иней. Когда льда накопилось, наконец, так много, что он не мог уже двигаться, он заполнил всю бездну между светлым царством и царством мрака и холода. Над грудами льда скапливался туман и, замерзая, тоже превращался в лед, нагромождаясь над бездною слой за слоем. На северном конце эта бездна была вся укрыта снегом и льдом, и царствовали там метели, бури и непогоды; на южном же конце, обращенном к Муспелльсхейму, было светло от искр, залетевших туда из этого жаркого царства. Искры падали на снег и иней: снег и иней таяли, превращались в капли, которые, оживая, соединялись и приняли, наконец, образ великана Имира. Имир заснул, и из пота его произошли мужчина и женщина, а одна нога его с другою зачала сына, отсюда и пошел весь род инеистых великанов, духов мороза и инея.
- Где же жил Имир? И чем он питался? - спросил Путник.
- Вместе с Имиром из инея возникла корова Аудумла, и она-то и питала Имира своим молоком.