Мифология древних народов

Мифология викингов

Но Хаген, не обращая внимания на недовольный ропот, не подпускал капеллана к лодке, надеясь, что тот потонет. Капеллан же мужественно плыл и плыл и благополучно выбрался на берег. Увидев это, Хаген понял, что девы не солгали, и подумал: «Видно, суждено нам всем погибнуть!» Когда переправа закончилась, он в гневе разбил лодку и бросил обломки в волны.

- Что ты делаешь, брат мой? - удивился Данкварт. - Как же мы вернемся домой из земли гуннов?

- Лодку я разбил затем, чтобы ни один трус, ежели такой между нами сыщется, не смог удрать.

Настоящую причину он им пока не объявил. Лишь когда все уселись на коней, Хаген рассказал о встрече с вещими девами.

- Теперь вы знаете, почему я столкнул в воду капеллана и зачем расшиб лодку. Ни один из нас не вернется домой в Бургундию.

С быстротой ветра разнеслись слова Хагена. Как ни отважны были воины, но все побледнели от страха и невесело тронулись в путь. Наконец добрались бургунды до города Бехеларена и послали гонца к маркграфу Рюдигеру с просьбой позволить им отдохнуть в его замке от утомительного пути. Обрадовался их приезду благородный маркграф, выслал навстречу своих воинов. А сам поспешил к супруге, чтобы она распорядилась о достойном приеме гостей. Радостно приветствовал маркграф королей, Хагена, которого издавна знал, Фолькера и Данкварта.

Пока ставили на лугу шатры для слуг, бургундские рыцари поскакали к замку, где у ворот встречала их маркграфиня с дочерью. В парадном зале были уже накрыты столы, и маркграфиня повела на почетное место короля Гунтера, а красавица дочь сопровождала юного Гизельхера. В разгар пиршества, когда гости уже насытились, повел шпильман Фолькер такую речь:

- Хорошо вам здесь живется, маркграф Рюдигер, у вас славная супруга, премилая дочь. Будь я королем, не задумываясь, выбрал бы юную Дитлинду себе в жены.- Как может король взять мою дочь в жены, - ответил Рюдигер. - Ведь я изгнанник, живу здесь под покровительством короля Этцеля. Красота моей дочери еще не главное.

Но Гернот заверил, что юная маркграфиня достойна стать королевой. Согласился с ним даже Хаген и, поразмыслив, предложил:

- Разве не настало время жениться юному Гизельхеру? Дочь маркграфа происходит из почтенного рода. Я и мои воины с радостью назовем ее королевой.

Довольные, выслушали их речи Рюдигер и фрау Готелинда и дали свое согласие.

По старинному обычаю, вошли Гизельхер с юной маркграфиней в круг, образованный рыцарями, и спросили девушку, хочет ли она взять в мужья Гизельхера. Смущенная от всеобщего внимания, Дитлинда ответила: «Да».