Мифология древних народов

Мифология кельтов

Сказания о сэре Овэйне

Однажды во дворце короля Артура собрались все лучшие рыцари, составлявшие его свиту - Овэйн, сын Уриена, Кинон, сын Клиддно, Кай, сын Кенрира, и супруга короля Гвиневра со своими служанками, смотревшими в окно. Сам Артур восседал на ложе из зеленого тростника, покрытом лазоревым сукно. Он опирался локтем на пунцовую атласную подушку и оглядывал всех окружающих с благодушной улыбкой.

- Хочется мне немного отдохнуть перед обедом, друзья мои! - молвил король Артур, обращаясь к своим рыцарям. - А вы тем временем потеште друг друга рассказами... А Кай даст вам еду и мед.

Сказал так и удалился.

А рыцари обратились к Киному с просьбой рассказать одну из тех историй, что он хранил в памяти. Сначала тот стал было отнекиваться, но Кай принес им кувшин с медом и золотое блюдо с мясом, и язык у Кинона развязался сам собой. Он согласился потешить товарищей и начал так:

- Смолоду я был очень смел и самонадеян и не помышлял, что встречу равного себе по силе и мужеству соперника. Это побуждало меня к странствиям и исканию приключений, в которых я сам весьма неразумно напрашивался на опасности...

Однажды после долгой поездки по стране безлюдной и мне неизвестной очутился я в прекраснейшей долине. Там, по берегу красивой речки, извивалась дорога, по которой я пустил коня, и к полудню на обширном поле увидел чудеснейший сияющий замок, со всех сторон окруженный рвом с водой.
Когда я подъехал к замку, навстречу мне вышел хозяин со своими двумя златовласыми сыновьями, взял меня под руку и ввел в главную залу этого чудесного замка. В той зале за работой у окна сидело двадцать четыре прекрасных девы. Они вышивали золотом по атласу. Все они были стройны и красивы, и могу вас уверить, что самая некрасивая из них была, много лучше красавиц Британии, а красивые могли бы соперничать красотой с Гвиневрой, супругой короля Артура!
И вот, они встали и приветствовали меня. Шесть из числа этих девиц подошли ко мне и сняли с меня пыльные доспехи; а другие шесть тут же омыли их и вычистили так, что они горели, как жар. Шесть сестер их стали накрывать стол и подавать блюда с кушаньями, а остальные шесть сняли с меня запыленное дорожное платье и принесли чистую одежду из тонкого батиста и плащ из желтого шелка с каймой. Потом усадили меня на подушки, подостлали мне под ноги ковер и подали серебряный таз и кувшин с водой, чтобы я омылся. Те же девицы, что сняли с меня доспехи, позаботились и о моем коне. Расседлали его, разнуздали, вычистили, поставили в стойло и насыпали ему корма в ясли. Затем мы сели за стол. И то же сделали все девы. Стол был покрыт тонкой скатертью, а все блюда сделаны из золота и серебра. В начале обеда никто не заговаривал со мной.
Когда же пришло время беседы, хозяева вежливо спросили меня, кто я и откуда, и куда держу путь. Я объявил свое имя и сообщил, что странствую по белу свету в поисках супротивника, с которым мог бы помериться силами.