Мифология древних народов

Мифология кельтов

Встал я с земли и побрел в замок, где ночевал накануне. Златовласые хозяева встретили меня с прежней добротой и приветливостью, а наутро подарили мне коня с ярко-красной гривой, на котором я и вернулся домой. И не променяю я этого коня ни на какие богатства мира...
И признаться, дивлюсь я до сих пор, что никто еще из рыцарей короля Артура не побывал у этого дивного источника и не померялся силами с могучим черным рыцарем!
Этих слов было совершенно достаточно, чтобы задеть за живое неустрашимого Овэйна. Он тотчас удалился в свои покои, заперся в них и принялся чистить доспехи и оружие, чтобы пуститься назавтра спозаранку в дальний путь...
На другой день, с рассветом, он уже выехал из дворца короля Артура и направился, следуя указаниям Кигюна, в ту прекрасную долину, где находился чудесный замок. Все случилось с ним точно так же, как и с Киноном.
Когда же он, воспользовавшись советом черного великана, прибыл наконец к Источнику и, зачерпнув из него воды, плеснул на камень, раздался страшный удар грома и началась ужасная гроза, еще более страшная, чем описывал Кинон. Наконец буря утихла, небо очистилось, и Овэйн взглянул на дерево и увидел, что на нем не осталось ни единого листочка. И прилетели птицы, и уселись на ветви, и запели так сладостно, что Овэйн невольно их заслушался.
Тут из глубины долины послышались стоны, и черный рыцарь на вороном коне налетел на Овэйна и вступил с ним в бой. Они сшиблись с такою силою, что копья их разлетелись на мелкие кусочки, и пришлось им обнажить мечи. Но бой длился недолго: Овэйн так сильно ударил мечом черного рыцаря по голове, что рассек ему шлем, подшлемник и череп до самого мозга.
Почуял черный рыцарь, что рана его смертельна, повернул коня и ускакал, а Овэйн бросился за ним следом, ибо не хотел его убивать, но не хотел и упустить.
Вскоре они очутились в виду обширного и богатого замка, который возвышался стройною и величавою громадой на высоком холме, выступая из темных волн дремучего леса. Пораженный великолепием этого замка, Овэйн на мгновением сдержал коня, а потом пришпорил его.
Тут железная решетка крепостных ворот упала прямо на коня Овэйна, разрубив его пополам, и даже обломила концы шпор у рыцаря! В довершение бедствия внутренние ворота замка тоже закрылись, и Овэйн очутился, как в клетке, в тесном пространстве между створами ворот и решеткой.