Мифология древних народов
Мифология Эллады

Эвмениды

Вильям Бугеро Эринии, терзающие ОрестаЭвмениды, (Εΰμενίδες, подразум. θεαί) — милостивые, благожелательные богини — одно из названий женских божеств, наиболее известных под именем эриний, у римлян фурий, что значит гневные, яростные, богини-мстительницы; именуются также величавыми (Πότιαι), досточтимыми (Σεμναί). По Гесиоду, эвмениды — дочери земли, оплодотворенной каплями крови старейшего божества Урана, оскопленного сыном его, Кроном. Это — объяснительный миф позднейшего происхождения, приурочивающий родословную эвменид к первому в мире насилию против родителя. По Эсхилу, эвмениды — дочери Ночи; Софокл называет их детьми мрака и земли. В поздних греческих мифах, эвмениды — земные божества, находящиеся в теснейшей связи с исконными правилами и устоями человеческого общежития.

Они неусыпно наблюдают за тем, чтобы от века установленные отношения между старшими и младшими, родителями и детьми, богатыми и бедными, благоденствующими и несчастными и т. п. не были нарушаемы к выгоде одной стороны на счет другой. Есть эвмениды отца, матери, родителей; также детей, нищих, т. е. всякого, кто обижен и чья обида вопиет о мщении. Воплям и проклятиям жертвы внемлют богини и преследуют виновного без устали и пощады не только на земле, но и в преисподней после смерти, пока мера мщения не исполнится. Уже в Илиаде богини-мстительницы живут в преисподней.

"Бродящими во мраке", где гнездятся преступления, "жестокими", "свирепыми", "гибельными" называются они у Гомера. Одна из эвменид носит имя Мегеры. В рисунках на вазах эвмениды неоднократно изображаются в роли наказующих божеств в преисподней. Наружный вид богинь, свирепых, кровожадных и беспощадных, внушал жертвам ужас и отвращение. Старые, седые, с злобным кровавым взором, со змеями в волосах, эвмениды или лают как собаки, или ревут, как разъяренные быки; змеи обвивают их туловище, ползут по плечам или в руках богинь шипят и с открытою пастью тянутся к жертве; иногда эвмениды изображаются с бичом в руке, с факелом, освещающим путь в погоне за виновным. Пифия в ужасе бежит из святилища Аполлона при виде эвменид, расположившихся у жертвенника.

Аполлон гонит их из своего храма туда, где виновных казнят, где раздаются стоны измученных преступников. Не одною смертью карают богини: с момента совершения преступления они неотступно преследуют виновного, причиняя ему мучительнейшие страдания, физические и душевные, даже за гробом. Кровь убитой матери еще не засохла на руках убийцы — а Орест испытывает уже терзания совести, и надвигающиеся "свирепые собаки матери" повергают его в невыразимый ужас.